Приложение Онкофорум.ру для iOS и Android

Русский онкологический форум теперь в вашем телефоне!

Получите ссылку на скачивание приложения

Укажите адрес электронной почты

Ссылка для скачивания отправлена

×
  • 06 декабря 2016, 16:39
  • 1949
  • 0

ОНКОПРЕПАРАТЫ – ИСТОРИЯ ЖИЗНИ.

ОНКОПРЕПАРАТЫ – ИСТОРИЯ ЖИЗНИ.

Об онкопрепаратах и не только…. – из первых уст…»


Всем кто борется!

В торговом зале аптеки делал покупки пожилой мужчина...

«….Михаил Викторович – наш постоянный покупатель», - пояснила мне хозяйка аптеки.

Он  всегда приходит только к одному фармацевту –  к Галине Николаевне, женщине лет пятидесяти…- ему, наверное, проще с ней общаться… Остальные девочки совсем молоденькие. Он берет «Клексан», «Кетостерил» и специальное питание. У его дочери хроническая почечная недостаточность… Я знаю, что она мечтала о двоих детях, мальчике и девочке, большой лохматой собаке – бобтейле…, знаете, это такой мохнатый гигантский пес…. –  Михаил Викторович редко улыбается, но иногда соглашается выпить у нас кислородный коктейль. Когда они сидят с фармацевтом за стойкой, мне кажется, ему уютно… Я знаю, что через какое-то время он придет снова. И я хочу, чтобы он пришел, потому что это значит, что жизнь продолжается, несмотря ни на что…»


Об онкопрепаратах и не только


В кабинете у собственника сети специализированных аптек «Добрая аптека» уютно и неофициально. На столе два монитора, куча  бумаг, записок, документов – видно, что идет активный рабочий процесс. Под потолком висит несколько разноцветных шариков. «Извините, у меня просто день рождения был, девочки все украсили» – смущается маленькая женщина с улыбающимися глазами.

Я немного сбиваюсь с мысли, и, устраиваясь  в кресле, пытаюсь понять, с чего же начать…


- Это правда, что с онкологией близких вам пришлось столкнуться еще в детстве?


- Да. У меня в семье было два онкобольных. Было все: неудачная операция в ЦКБ, которая тогда казалась нам панацеей, драгоценный «Трамал» (тогда его еще можно было купить по рецепту), ломбард в соседнем доме, куда мы отнесли все наши немногочисленные золотые украшения, чтобы достать хотя бы немного денег. Был травник Сергей Владиславович – наша последняя соломинка.., борьба с пролежнями, рвотой, с нежеланием жить. В  12 лет я научилась делать уколы  бабушке. Сначала мама давала просто открыть ампулу, потому что «она не умеет» – на самом деле она просто нервно крошила ее пальцами. Каждая инъекция была для нее мучением, поэтому научилась делать уколы я. Бабушка боролась за жизнь с невероятным упорством. Несмотря на отсутствие каких бы то ни было перспектив, она была с нами еще три года. Потом была другая история с другим близким человеком - с болевым синдромом, потерей памяти, циррозом… Да много чего было…. – отмахивается.

- В 27 лет, когда моему первому  ребенку было всего два года, я получила на руки сначала подозрительную бумажку, где было указано: ВПЧ онкогенного типа в каких то бешеных титрах, лейкоплакия. А чуть позже и заключение: РШМ («рак шейки матки»).

На тот момент в моей семье работала я одна, и я, увы, прекрасно знала, сколько стоит лечение… Но все же я вычеркнула эти бумаги из своей жизни вместе с диагнозом. Я тогда сказала себе – его не существует, просто не существует и все….

Меня тогда Бог спас не иначе. Но у меня уже трое детей. И я могу действительно сказать – жизнь она всегда продолжается! Верьте.


- Вы учились на фармацевта?


- Нет, что Вы… В фармацевтику меня занесло совершенно случайно. Наверное, то, что я увлеклась именно этим направлением – это потребность в каком-то социальном аспекте работы. Я финансист по образованию. Но всегда, когда работала с бумагами, меня убивало отсутствие в них души, а порой и здравого смысла... Хотя именно через эту профессию я пришла в медицину, а потом и в фармацевтику. Значит, тоже не зря все было.


- Хм. не трудно было? – все-таки это совершенно иная специфика. Даже странно как вы на это решились.


- Не знаю.. – улыбается – так само получилось. Проблем, это точно, - хватает… Аптеке, если она работает «в белую», очень сложно заработать «на лекарствах», а социальной аптеке и подавно. Поэтому аптеки часто зарабатывают на производителях. Отсюда все эти дурацкие акции, попытки заменить одно на другое – одним словом, продать то, что «нужно» продать, - разумеется, аптеке нужно, а не покупателю…

Так вот самое трудное – это работать не как все…. У нас нет всех этих запутанных схем, нет полочных сборов для производителей. Потому что у нас в сети принцип – продавать только то, что действительно нужно нашим посетителям. Знаете, если аптека работает не в убыток, – мы уже радуемся.


- У вас правда низкие цены? Честно говоря, это такая избитая фраза в рекламе большинства аптек, что верится уже с трудом.


- Правда... Иногда меня спрашивают, как так – вы утверждаете, что у вас самая низкая наценка, а у вас вот это лекарство на 100 рублей дороже, чем в другой аптеке. Действительно, есть такие препараты. И разница иногда даже не 100 рублей, а больше. Но сложно, да и не нужно объяснять, что такое серый рынок, фальсификат, нарушения норм хранения препаратов, из-за чего медикаменты теряют эффективность. Я только извиняюсь и говорю, что это лучшее, что мы можем предложить. И я лично отвечаю за качество всех препаратов, приобретенных в нашей аптеке. И за то, что в «Доброй аптеке» - ссылка на сайт минимальные наценки, оригинальные и проверенные препараты.

Иногда в отдаленных районах вызывает недоверие формат наших небольших аптек. Да, у нас лишь несколько крупных. Остальные мы представили покупателям в виде небольших аптечных пунктов. Всем известны безумные ставки аренды в Москве – такие гигантские суммы за аренду мы просто не потянем. Но в любой из наших аптек по-домашнему уютно, мои любимые орхидеи и ирисы…

У нас очень необычные и яркие корпоративные цвета. Я специально старалась уйти от шаблона, слишком хорошо отпечатались в моей памяти больничные зеленые стены. Мне хочется, чтобы посещение нашей аптеки хоть немного поднимало настроение. Я правда верю, что это важно.

Один из наших аптечных пунктов находится в здании Правительства Москвы – так там делегации заходили первое время просто посмотреть на «другую» аптеку.


- «Добрая аптека» - ссылка на сайт в основном ориентирована на онкобольных?


- Нет, не только. В нашем ассортименте более 12 тысяч наименований. Кроме привычных аптечных препаратов и товаров, у нас представлены редкие лекарства. Они предназначены для пациентов с кардиологическими, неврологическими, онкологическими заболеваниями, вирусными инфекциями, такими как ВИЧ, гепатит. Очень стараемся дать людям возможность покупать также качественные препараты для проведения ЭКО. Опять же на своем опыте знаю, как это важно - у меня в общей сложности семь протоколов… - два из которых более чем удачных!

Девочки-фармацевты, которые у нас работают, – небезразличные, отзывчивые люди. Им приходится осваивать огромный массив информации о препаратах, о местах производства, об особенностях хранения лекарств, от которых зависит человеческая жизнь. Но зато к нам приходят работать именно люди, которые считают, что фармацевт – это не просто «продавец», они больше похожи на лекарей, которые не стремятся любыми путями продать препарат из заданного списка, а вникают в проблему и советуют человеку то, что ему необходимо. При необходимости наши фармацевты готовы уточнять информацию у производителя, привлекать для консультации врачей. Мы делаем все для того, чтобы помочь нашему гостю сделать правильный выбор и поддержать его в борьбе с болезнью.


- Сегодня нередки случаи, когда жизненно важные онкопрепараты снимают с производства или прекращают их ввоз из-за рубежа. Каким образом находите выход из этой ситуации?


- Консультируемся с врачами-онкологами. Часто в такой ситуации человек мечется и не знает, какой аналог ранее принимаемых препаратов лучше и ему страшно уходить с одной терапии на другую... – это естественно. Гигантский опыт, накопленный врачами, помогает человеку принять решение и продолжить лечение.

Я уверена в своих сотрудниках, знаю, например, что заведующий аптеки никогда не примет товар, доставленный летом в машине без кондиционера. Он развернет ее обратно, никогда не примет…. Ведь часто не фальсификат – причина того, что лекарство не работает, а нарушение условий доставки и хранения.

У нас замечательные отношения с нашими дистрибьюторами. Большинство их них, так же как и производителей, я знаю в лицо. «Юля звонила», – говорит мой руководитель отдела закупок, а я уже знаю, о ком из наших поставщиков идет речь. Хотя дистрибьюторам, по-моему, со мной трудно. Я беспощадно торгуюсь, требую все необходимые бумаги и сертификаты. Но почему-то мы все равно очень тепло общаемся. Иногда даже могу получить отсрочку по платежу «на слово», это какая-то раритетная редкость сейчас…. На самом деле я всем этим людям признательна очень.


- У вас на сайте написано, что лекарство, если его нет в аптеке, можно заказать. И даже обещаете поискать наиболее низкие цены на него у производителей.


- Да, это правда. Мы просим, если вдруг вы не нашли чего-то в нашей сети, на сайте – здесь ссылка на сайт, в аптеке – позвоните, мы постараемся это достать. Наши фармацевты и отдел закупок будут искать необходимый препарат у производителей столько, сколько потребуется, будь то копеечное лекарство, или дорогостоящий препарат нового поколения. Но обычно нам хватает дня, чтобы собрать информацию и выбрать для покупателя самое выгодное предложение.

Я надеюсь, что мне удастся, чтобы мои аптеки были добрыми всегда и для всех. Ведь здоровье нельзя купить. Все то, что может спасти человека в действительно критической ситуации, находится только внутри него самого, а лекарство – это лишь инструмент. Я уверена, что доброта, вера и улыбка лечат наравне с лекарством.

 

 

 

 






Читаете также

Рекомендовано

Московская городская онкологическая больница № 62

Клиника оказывает плановую специализированную, в том числе высокотехнологичную,  медицинскую помощь в стационарных условиях и в условиях дневного стационара по профилю...

Личные истории

Перейти в блог

Комментарии (0)

Оставить комментарий
Ваш комментарий будет первым.
@Mail.ru .